Ale-xis
Судя по складкам на ваших штанах, вы гей ;))))))
Пишет Нисса Блэйд:
29.04.2012 в 22:54


бутылку- не лезло и все тут. Единственным желанием был Дженсен. Его трясло от страха и беспокойства, злила невозможность быть рядом…
Вздохнув, он посмотрел на экран мобильника- первый час ночи. Его уже мотало от нервотрепки, отсутствия пищи и постоянные звонки от родителей. Опустившись на пол и облокотившись спиной о стену возле двери, он прикрыл глаза и постарался расслабиться. Но не тут то было. Мобильник разорался опостылевшей за последние часы мелодией- звонила его мать.
- Да!- рявкнул мужчина и тут же осекся, решив, что его вопли Дженсену сейчас совершенно ни к чему- Мам! Прекрати звонить! Я вообще ничего не знаю! Я все еще в коридоре! Сам позвоню!- и швырнул трубку о противоположную стену, раздраженно фыркнув.
Снова закрыл глаза и сделал несколько глубоких вдохов.
Из комнаты вновь донеслось тонкое поскуливание, и Джареда выгнуло судорогой жалости и беспомощности. Голову вдруг резко начали заполнять воспоминания последних месяцев из совместной жизни.
… После свадьбы в их отношениях словно что-то кардинально изменилось, они словно стали ближе друг к другу и иногда достаточно было лишь взгляда, чтобы Джаред принес с кухни очередную бутылку йогурта, или Дженсен устроился на его коленях, чувствуя усталость своего альфы после трудного рабочего дня и желание Джареда, чтобы он был сейчас рядом. Падалеки подозревал, что это крепнет связь, образовавшаяся между ними благодаря беременности и ничего не имел против. Дженсен наконец перестал носиться с обустройством дома, вновь зарылся в книгах и компьютерах, все так же фырча, когда его пытались укладывать спать и все так же не давал спать до утра, желая получить свою долю ласки и страсти.
На последних месяцах все изменилось снова.
Дженсен резко вспомнил про детскую, начал покупать детские вещи, приволок две кроватки, постоянно менял дизайны комнаты на компьютере. Словом выглядел так же, как и во время приезда в Канаду. Джаред не мешал, только высказывал свое мнение относительно обоев или мебели, молча ездил с мужем по магазинам и героически терпел все его нападки на продавцов.
Совсем скоро свободные свитера уже не могли скрыть заметно округлившийся живот беты и тот перестал покидать пределы поместья, здраво рассудив, что обычные люди вряд ли поймут это. В депрессии он от этого отнюдь не впадал. Но стал резко реагировать чуть не на каждое слово, чаще огрызаться, ругаться и мрачно фырчать. Доставалось даже Джеффу практически на каждом приеме, число которых участилось в связи с приближающимися сроками. Но Джаред опять же все молча терпел, тем более что у него не было никаких сил злиться, когда обиженный вечером на очередной пустяк Дженсен, робко входил ночью в спальню и чуть косолапя от тяжести и придерживая свой большой живот обеими руками, с абсолютно виноватым видом молча просил разрешения лечь рядом. Джаред только качал головой, откидывал одеяло и Дженсен тут же юркал к нему под бок, довольно и благодарно мурлыча.
Однако на охране парень отыгрывался по полной программе, если кто-то из них не дай бог оказывался поблизости. Еще больше доставалось уборщицам. Он начал показывать клыки и рычать, зло и утробно.
Не понимающий что происходит Джаред в очередной раз обратился к Моргану, который ничуть не беспокоясь объяснил, что все инстинкты беты обостряются тем сильнее, чем ближе срок родов. Единственным, кто вне этой системы остался и будет оставаться только Джаред, которому Дженсен доверялся на уровне подсознания. Это беспокоило, но Джаред все же выдохнул, понимая, что между ними все нормально, а мелкие ссоры- всего лишь мелкие ссоры.
На девятом месяце Дженсен удивил еще больше. С завидным постоянством Джаред стал просыпаться по утрам в обнимку с рыжим волком, который благополучно спал чуть ли не на груди у него. Парень, на вопросы о слишком частых превращениях ответил лишь:
- Мне тяжело. А так легче переносить. Дети толкаются, иногда очень больно. В волчьем обличае это чувствуется слабее.
У Джареда сердце разрывалось от жалости. Он видел, как тяжело ходить и сидеть спокойно его мужу, под глазами часто были круги, но когда он печально смотрел на такого юного беременного Дженсена, тот брал его руку в свою и клал на свой живот:
- Чувствуешь? Они так пинаюся только когда ты рядом. Они знают тебя. Еще немного, Джаред.
Тот кивал и улыбался, испытывая такую щемящую нежность, что в горле першило, и он смаргивал жгучие слезы счастья.
И вот сегодня утром он проснулся от слабого скулежа.
Открыв глаза, он тут же посмотрел на Дженсена и понял, что что-то не так.
- Джен? Дженсен?
Волк поднял морду и жалобно завыл. Мужчина положил ладони на большой живот и понял, что время пришло. Тело тут же наполнилось паникой.
- Ты можешь обернуться?
Тот слабо фыркнул в ответ.
- Вот черт…Ладно, я звоню Джеффу.
Быстро одевшись, Падалеки выскочил из комнаты в поисках мобильника. И до сих пор его в спальню так больше и не пустили.
И сейчас, сидя на полу, он мучился от беспокойства и предвкушения того, что еще немного, и они оба станут отцами.
- Господи боже….- бормотал он, закрыв лицо руками.
Теряясь в реальности.
Но судя по всему он все же умудрился задремать. Потому что следующим, что он почувствовал, причем очень даже явно, был ощутимый пинок по колену.
- Падалеки! Отец хренов! Проснись!
Джаред ойкнул и уставился мутными глазами на Моргана. Сфокусировал взгляд и резко вскочил, схватив врача за плечи:
- Джефф! Что?!
- Да не ори ты, истеричка!- хмыкнул тот.
- Морган!
- Все нормально. Я был нужен только для моральной поддержки в общем то. Все хорошо. Иди к ним. Только добрый совет- лучше обернись.
- Почему?
- Потому что он еще не до конца контролирует волчью сущность и человека может агрессивно воспринять. Он рожал в волчьем обличае и инстинкты обострены. Так меньше риска, что он в тебя вцепится. Но пойти ты должен. Ты нужен ему. Иди давай.
Джаред заторможено кивнул и стащил с себя всю одежду.
Когда он обернулся, Джефф потрепал его по холке и открыл дверь спальни.
Обрывочные волчьи воспоминания навсегда останутся в жизни Джареда как самые счастливые.
Дженсен в обличае волка лежал посреди кровати, тяжело дышал и тщательно облизывал два копошащихся рядом комочка, которые еле слышно поскуливали в поисках молока. Учуяв Джареда, Дженсен резко вскинул морду и глухо зарычал, но тот только протяжно муркнул. Рыжий как-то быстро замолчал и вернулся к облизыванию волчат. Теперь можно.
Джаред медленно подошел к кровати и вспрыгнул на нее. Ткнулся мордой в клубочки и, высунув язык, широко облизал сначала один, потом второй. И только после этого сел и громко, протяжно завыл, радостно и гордо. Дженсен на это только фыркнул, выражая все пренебрежение к его воплям. Рожал то он!
Джаред, далеко не сразу успокоившись, бросился облизывать морду Дженсена, поскуливая от счастья и виляя хвостом как ненормальный.
« Падалеки! Успокойся! Ты их пугаешь!».
«Какого черта?! Джен?!»
«Морган не сказал? Теперь я могу читать твои мысли. Добро пожаловать в новый мир, засранец!».
« Не будь язвой!»
« О! теперь у меня на это полное право!».
« Джен… Это наши дети. Боже!»
« Да, Джаред. Это наши дети».
Падалеки ткнулся мордой в шею своего волка и все же заплакал. Дженсен только слабо мурлыкнул и, извернувшись, слизал его слезы.
А после они лежали вдвоем и облизывали шерстку своих новорожденных волчат.

URL комментария

@темы: Omegaverse